Деградирующий украинский рынок добычи углеводородов будут спасать по мировым канонам

Неудачные реформы в углеводородном секторе Украины начали приносить первые плоды: в стране резко обвалились объемы добычи. Бороться с рукотворной проблемой готовы эксперты всех мастей. Но, судя по ставшей модной в Украине западной модели, за основу плана спасения будет принята схема известного специалиста по слияниям и поглощениям Джорджа Сороса. ФРОНТ РАБОТ. Официальная статистика беспросветно оптимистична: за первые четыре месяца этого года Украина добыла 6,54 млрд. м3 газа, что на 0,6% больше аналогичного периода 2014 года. В тон этим цифрам отчитывается и Минэнерго, по данным которого, впереди у отрасли полноценный ренессанс.

«Достаточные запасы газа и стимулирование газодобытчиков может позволить увеличить собственную добычу газа в Украине к 2017 году до 25 миллиардов кубометров в год», — сказал недавно министр энергетики Владимир Демчишин.

По его словам, для достижения этой отметки нужно немного: стимулировать вложение частных средств в бурение новых скважин и реконструкцию старых. А если параллельно с этими мерами страна займется еще и кампанией по энергоэффективности, вскоре мы сможем практически полностью отказаться от закупок импортного голубого топлива.

В реалистичность планируемой энергетической самодостаточности верится легко. Хотя бы потому, что отечественная промышленность еще долго будет в состоянии производственной комы, а население — под давлением многократного повышения цен на газ, что в общей сложности резко снижает спрос на этот энергоноситель. Но если оценивать состояние украинского рынка добычи углеводородов комплексно, понятно, что он находится в глубоком кризисе.

Зеркалом реального положения дел в этой сфере можно считать прогноз лидера рынка — ПАО «Укргаздобыча». «По итогам текущего года (в сравнении с 2014 годом) компания ожидает падения добычи углеводородов на 3% — до 14,7 млрд. м3», — говорится в ее официальном сообщении.

Пессимизм в госпредприятии объясняют недавно повышенными ставками ренты. Но на самом деле проблема намного старше: с 2007 по 2014 год компания получила только четыре спецразрешения на разработку новых месторождений, тогда как для поддержания развития ее годовые потребности составляют 12–14 лицензий. На выходе это привело к тому, что в последние годы «Укргаздобыче» удается избегать резкого обвала газодобычи только за счет строительства так называемых дожимных компрессорных станций. Но это не решает проблему, а откладывает ее.

ПОЛЕЗНОЕ ИСКОПАЕМОЕ

Поиском выхода из тупика власть занялась в прошлом году, когда ПАО получило сразу 12 спецразрешений на недропользование. Но по иронии судьбы их не за что разрабатывать: в начале года налоговая нагрузка на госпредприятие выросла более чем втрое, благодаря чему его ежемесячные отчисления увеличились с 250 млн. грн. до 1 млрд. грн.

Несостоятельность власти в решении этой проблемы стала прекрасной почвой для предложения альтернативных сценариев спасения отрасли. Самым жизнеспособным среди них кажется принятие международного стандарта прозрачности доходов в добывающем секторе — Инициативы по обеспечению прозрачности (Extractive Industries Transparency Initiative, EITI). Во-первых, потому, что этот стандарт в тренде настроений украинского общества — он требует от добывающих компаний и правительства обнародовать платежи, поступающие в бюджет. Во-вторых, власть публично пообещала ратифицировать EITI, и конкретные шаги в этом направлении уже предпринимаются. Так, недавно в парламенте был зарегистрирован законопроект «Об усилении прозрачности добычных отраслей».

Выгоды от присоединения Украины к EITI ожидаются как на бытовом уровне, так и на общегосударственном. Например, население из регионов, в которых осуществляется добыча, будет владеть информацией об отчислении местными компаниями средств в бюджеты своих населенных пунктов и, что самое главное, о распределении этих денег последними. При этом сам по себе рынок добычи углеводородов станет значительно прозрачнее, поскольку в будущем можно будет видеть всех игроков отрасли, включая тех, кто является бенефициаром спецразрешений, а не их формальным собственником. К тому же переход рынка на цивилизованные правила игры создаст на нем реальную конкуренцию. Ну или как минимум исключит монополизацию этого сектора отдельными игроками.

Тем не менее все не так однозначно.

Например, правилами международного стандарта предусмотрено так называемое общее управление добывающим сектором во всех странах, принявших его правила. Сторонники EITI считают, что под этим подразумевается конгломерат «общества, правительства и компаний». Но их оппоненты, наоборот, утверждают, что международный стандарт прозрачности доходов больше напоминает механизм, с помощью которого один из его создателей — Джордж Сорос пытается возглавить процесс борьбы за мировые сырьевые ресурсы. Ведь такие страны, как США и Великобритания, имеют в EITI статус «внедряющих Инициативу, но еще не соответствующих ей». Тогда как Мали, Буркина-Фасо, Нигер, Чад, Гана, Казахстан и Монголия уже приняты в семью EITI. Возможно, это связано с тем, что американские и британские компании уже давно работают по цивилизованным правилам игры. Но то, что африканоазиатских членов EITI объединяют мощные сырьевые базы и слабые экономики, наталкивает на неоднозначные параллели.

По материалам: Comments.ua

ТОП новости

Вход

Меню пользователя